История с. Бутылицы

Материал из Vladimir

Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Образование села

На правом берегу реки Ушны, притоке Оки, в 22 км от районного и в 126 км от областного центров находится большое старинное село Бутылицы, расположенное в Северной части Меленковского района Владимирской области.

Согласно преданию, своему основанию оно обязано Ивану Грозному.
Иван IV Грозный
В 1552 году царь пошел на Казань. Путь его войска проходил через наш край. В июле того же года царь возвращался с победой в Москву тем же маршрутом. Чтобы закрепить память о победе над казанским ханством, Иван Грозный повелел построить деревянный храм на том месте, где сейчас расположены Бутылицы.

Откуда же произошло название села? К сожалению, история не донесла до нас достоверных сведений об этом факте, но мне известны три версии происхождения села.

Если обратиться к словарю В.Даля, то можно предположить, что название «Бутылицы» произошло от слова «бучило – бучильный – бучилицы» – что означает пучина, глубокая яма, в которой скапливается после половодья вода, не просыхающая даже летом. Ведь место, где расположено ныне село, действительно низменное, топкое.

По другой версии, название села связано с крестьянским промыслом. Бутылицкие крестьяне издавна занимались изготовлением бутылок, которые поставляли к царскому двору. В селе даже был склад бутылок. Но, оказывается, слово «бутыль» заимствовано из французского в конце XVII – начале XVIII веков, именно в это время в России стала появляться винная посуда – бутылки.

По третьей версии, в войске Ивана Грозного был воевода Бутылин, которого прозывали Бутылица. Он разбил близ села войско татар. На месте этого сражения был поставлен крест в честь одержанной победы с надписью: «Здесь был воевода Бутылица». Позднее рядом с крестом будет построен храм.

Первое упоминание о Бутылицах находим в старинных актах 1574 года. В то время при церкви существовал монастырь, известный под названием "Николо-Бутылицкой пустыни". Село образовалось из слободы, которая располагалась при монастыре. В писцовых книгах 1629-30 годов записано следующее: "В монастыре живут 6 старцев, за монастырем два попа, дьякон, дьячок, двор игуменский, девять дворов бобыльских, 100 четвертей пашни, леса на версту в длину и ширину". По жалованной грамоте царя Михаила Федоровича с монастырских крестьян никаких податей не брали. В 1676 году слобода состояла уже из 24 крестьянских дворов. В 1682 году по указу царя Федора Алексеевича была произведена подробная опись монастыря. Надо сказать, что убранство храма было довольно скудное, поэтому в 1682 году Бутылицкая пустынь была приписана к Воскресенскому монастырю, именуемому Новый Иерусалим, а при учреждении духовных и монастырских штатов в 1764 году монастырская пустынь была превращена в приходскую.

В 1835 году по решению прихожан и по благословению Преосвященнейшего епископа Владимирского и Суздальского Парфения в Бутылицах решено было построить каменную церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая с приделами во имя свято¬го пророка Илии и святых мучеников Фрола и Лавра .

Священниками в храме служили в 1804 г. Сперанский С.К., в 1823 Веселовский Ф.В., в 1835 Быстрицкий И.Е., в 1845 Миловидов И.В., в 1850 Адельфин И.Д., а в 1859 году - поэт Иван Иванович Альбицкий.

Литературное творчество Альбицкого долгое время незаслуженно оставалось в неизвестности, пока оно не было открыто русским критиком С.А. Венгеровым в его «Словаре» в 1888 году.

Литературный талант поэта, к сожалению, не успел рас¬крыться в полной мере из-за его преждевременной смерти (умер он в возрасте 28 лет).

И.И. Альбицкий родился 4 октября 1833 года в селе Заколпье Меленковского уезда (ныне Гусь-Хрустального района) в семье священника. Детство мальчика прошло беззаботно и счастливо. Первоначальное образование он получил дома. В 1843 году Альбицкий поступил во Владимирское духовное училище, а в 1848 году перешёл в духовную семинарию, ко¬торую окончил в 1854 году. Он был прилежным семинаристом. На¬уки давались ему легко, и закончил он курс студентом первого разряда. Из всех отметок аттестата особенно выделялась словес¬ность. По словам современников, Альбицкий очень рано на¬чал сочинять стихи, особенно удавались ему юмористические произведения. Он создавал их экспромтом в кругу своих товари¬щей по семинарии.

Во второй половине XIX века по всей России широко распевалась песня «Настоечка двойная».

Настоечка двойная
Настоечка травная,
Сквозь уголь пропускная,
Усладистая.

Долгое время она считалась народ¬ной, её переделывали на разные вариации, это была действительно застольная песня. Но её автором являлся И. Альбицкий, это подтвердили его семинарские товарищи.

После учёбы Альбицкий на некоторое время остановился в родительском доме, чтобы поправить своё пошатнувшееся здоровье. Осенью 1854 года он был определён псалом¬щиком в село Плесцы Ковровского уезда. А 5 июля 1859 года Альбицкий был рукоположен в священники храма села Бутылицы Меленковского уезда. Приход был большим и богатым. Бутылицы являлись значительными как по числу дворов и жителей, так и по ярмаркам, которые устраивались здесь в оба Николина дня. Но недолго пришлось Альбицкому священствовать в Бутылицком храме. Страдая продолжительное время чахоткой, он скончался 22 февраля 1862 года, оставив после себя двух малолетних детей. Похоронен И. Альбицкий в Бутылицах, но, к сожалению, его могила до наших дней не сохранилась. Жизнь поэта была слишком коротка, но и то, что уцелело из его творчества, получило всеобщую известность и признание.

Также в Бутылицком Никольском храме служили священники Харламовы Иван Семенович (1859) и Иаким Симеонович (1866), Генерозов В.И. (1875) и Бутурин С.Д. (1888).

В 1872 году в церковном доме открылось Бутылицкое земское училище. Обучалось в нём 53 человека: 51 мальчик и 2 девочки. Попечителем училища был А.А.Толстой.

В 1889 году в Бутылицах произошел страшный пожар, о котором сообщалось в газете «Русский курьер» « … в селе Бутылицы 20-го мая произошёл пожар, уничтоживший в два часа 260 домов вместе с надворными постройками. Народ был в поле. При сильном порывистом ветре пламя быстро распространялось по всему селению. Сгорело много амбаров с запасными в них зерновым хлебом и кормом для скота. Стоявшая на площади знаменитая церковь во имя Святителя Николая воспламенилась от жары, перекладины под колоннами обгорели, и большой колокол упал на помост церковной паперти. Бороться с огнём не было никакой возможности, две сельские пожарные трубы, вывезенные на улицу, тут же сгорели. От большого села уцелело всего 10 дворов. Сотни семейств остались без крова и пищи, ночуя под открытым небом». От церкви остались лишь стены в трапезной, многие древние иконы, книги и документы сгорели.

Свято-Никольский храм

Но уже через три года церковь была восстановлена, а село поднялось из пепла. В 1896 году в нем насчитывалось уже 218 дворов с населением около двух тысяч человек. В этом же году в Бутылицах открылась церковно-приходская школа, которая располагалась в кирпичном здании церковного двора. В школе было три класса, обучались в них девочки и мальчики в возрасте от 8 до 11 лет. Преподавал один учитель.

По окончании школы ученики сдавали экзамены и получали удостоверения, особенно талантливым вручался похвальный лист. Но удостоверение об окончании школы не позволяло ученикам поступать в гимназию, так как три класса церковно-приходской школы не давали необходимым знаний.

В 1899 году в селе открыта бесплатная народная библиотека, насчитывающая около 700 экземпляров книг. Число читателей составляло 109 мужчин и 5 женщин. Библиотека размещалась в то время в волостном правлении.

На рубеже веков

В начале XX века в состав Бутылицкой волости входило 17 поселений. Территория волости достигала 50 т. дес., заселена была слабо (32 человека на 1 кв. км.). Сельскохозяйственное население составляло более 3 тыс. дворов. Обеспеченность хозяйств рабскотом (лошадьми) составляло 0,4 головы на хозяйство, основным орудием труда при вспашке была соха. Состав выращиваемых культур был разнообразен: гречиха, овёс, пшеница, картофель. Обеспеченность крестьянских хозяйств скотом считалась средней, в стаде были коровы, овцы и свиньи. Из подсобных отраслей сельского хозяйства можно выделить пчеловодство, садоводство и огородничество.
Карта Владимирской губернии (1902 год)

В 1902 году в Бутылицах насчитывалось 254 двора с населением 1432 человека, из них 710 мужчин, 722 женщины, детей в возрасте 8-11 лет - 122 .

До революции село Бутылицы было одним их крупных торгово-промышленных центров губернии. Здесь устраивались крупные ярмарки, на которые приезжали торговцы даже из Мурома и Владимира. Не случайно в середине 19 века здесь планировалось построить фабрики, но местные власти не дали разрешения на постройки. Они не выделили даже небольшой участок земли для земской больницы, которую в конце концов построили в двух километрах от села, в деревне Кузьмино.

Немало в селе было кустарных мастерских по выделке овчины, изготовлению валяных изделий. Широкое распространение имело домашнее ткачество. Имелся также кирпичный завод, кузница, льнотрепальное заведение крестьянина Фёдора Бумагина.

В Бутылицах действовала почтовая станция – ям, при которой постоянно было пять лошадей. Владельцами станции была семья Лукшиных. Они были известными в селе меценатами, например, Лукшин Алексей Вавилович подарил храму колокол.

Большое событие для села и всего Меленковского уезда произошло в 1912 году, когда открылось движение по железной дороге Москва-Казань, которую построил российский капиталист Н. К. Мекк. Бутылицы становятся крупной железнодорожной станцией.

В январе 1918 года в селе организовалась советская власть. Первым председателем Совета был Созонов А.В., секретарём Трохин А.А. При Совете действовало несколько отделов: продовольственный, народного образования, по распределению земель и др. Новая власть столкнулась с множеством проблем, так как социалистические преобразования многие в деревне не поддерживали, недовольство властью Советов в июле 1918 года вылилось в восстание.

Бутылицкий эсеро-кулацкий мятеж был одним из крупных и кровавых во Владимирской губернии. Он запечатлен в экспонатах Московского и Владимирского исторических музеев. Восстание началось утром 24 июля 1918 года.

Как уже было сказано выше, село было торговым центром не только Меленковского уезда, но и всей губернии. Сюда приезжали торговцы и покупатели из Владимира, Коврова, соседнего Мурома и многих других городов. Зажиточные крестьяне вагонами отправляли отсюда хлеб и картофель в рабочие районы страны, сбывая его по спекулятивным ценам, в то время как в городах надвигалась угроза голода.

Местная власть и милиция не смогли справиться с таким критическим положением. Поэтому на станцию прибыл отряд красноармейцев из Меленок для борьбы со спекуляцией хлебом. Бутылицкий волостной исполнительный комитет, руководимый эсерами, попытался разоружить отряд, но это ему не удалось, так как командование отряда категорически отказалось подчиниться местной власти. Чуть позже красноармейцы задержали и опечатали три вагона с мукой, привезенной кулаками из Тимошина. Это и стало первой искрой начала восстания. Кулаки, вернувшись домой, созвали крестьян на митинг, где было решено идти на Бутылицы отбивать вагоны.

По всему уезду быстро распространился слух о том, что красноармейцы хотят отобрать у населения хлеб. В ближайшие села и деревни были посланы гонцы с призывом оказать помощь повстанцам. Таким образом, мятеж затронул Бутылицкую, Меленковскую, Заколпскую, Драчевскую, Крюковскую и Папулинскую волости. Восставшие, вооружившись винтовками, ружьями, вилами, топорами, подступили к Бутылицам одновременно с трех сторон, что указывало на наличие общего плана выступления против советской власти.

Кстати, после подавления Муромского мятежа в Бутылицах обосновались многие эсеры и белогвардейские офицеры. Они сформировали штаб по руководству крестьянским волнением.

В районе д. Вичкино мятежники встретили трех красноармейцев, которые сопровождали продовольственный обоз. Одного из них они убили, двух других после пыток полуживыми закопали в землю. Многотысячная толпа, растянувшись на сотни метров, подошла к вокзалу. Малочисленный отряд красноармейцев, расквартированный на станции, не смог оказать серьезного сопротивления. Началась кровавая расправа: красноармейцев ловили, оглушали прикладами, выкалывали глаза. Часть из них была заживо сожжена, остальных полуживыми зарыли в землю.

Была разгромлена и сама станция, но телеграфист каким-то чудом успел отправить краткое сообщение: «В Бутылицах бунт!». На подавление мятежа направили три отряда из Меленок, Мурома и Москвы. Самым боеспособным оказался от¬ряд знаменитых латышских стрелков. Прибыв из Москвы, они сходу вступили в бой с повстанцами. Пулеметными залпами они рассеяли ряды нападавших и преследовали их на пути к Максимову, Синжанам, Сафронову и Архангелу. Местные жители, опасаясь репрессий, покинули свои дома и, забрав скарб, укрылись в лесах.
Похороны жертв Бутылицкого мятежа (1918 год)

После подавления трехдневного мятежа был создан военный трибунал, который постановил наложить на местное население контрибуцию в размере двух тысяч рублей, а зачинщиков бунта расстрелять.

Сейчас трудно установить количество погибших с обеих сторон. Разные источники называют разные потери: цифры варьируются от 50 до 200 человек.

Но мирная жизнь постепенно налаживалась.
Удостоверение, об окончании четырёхлетней Бутылицкой школы

В первые годы советской власти в селе действовала четырёхклассная школа. Времена были трудные, и поэтому не все дети учились, например, в 1927 году в школе обучалось всего 28 учеников.

В 1925 году в клубе был установлен простейший радиоприемник и состоялось торжественное открытие первой в селе радиоточки, на которое собрались почти все жители села.

Господствующей формой землепользования в Бутылицкой волости на 1926 год по-прежнему оставалась община, из других форм имелось 3 хутора и 11 отрубов. Система полеводства в массе была трёхпольная. Обеспеченность посевной площадью составляла в среднем 3,1 дес. на хозяйство. Это считалось повышенным показателем, а вот урожайность основных культур была пониженной, например, ржи собирали 27,9 п., овса - 32,6 п.

Средняя доходность хозяйства (по налоговым спискам) выражалась в 261,8 руб., что составляло среднюю губернскую доходность, превышавшую среднюю по уезду. Хозяйства волости по своей мощности (по признаку посева) занимали преимущественно среднюю группу.


Кооперированность населения была незначительной. Потребительской кооперацией было охвачено свыше 30% крестьянских хозяйств. Сельскохозяйственная кооперация охватывала 19,2% всего населения, широкое распространение имели кредитные товарищества по сбыту и снабжению.

В 1929 году из 27 дворов в селе организовано товарищество по совместной обработке земли, а в 1931 году в Бутылицах был создан колхоз «Объединенный труд» картофельно-молочного направления.

Но наряду с процессом коллективизации село не обошли стороной политические репрессии. Нема¬ло крестьянских хозяйств было раскулачено.

В тридцатые годы была варварски разграблена и осквернена церковь, вопреки желаниям многих местных жителей. Сохранилась лишь ее фотография. Священнослужители были репрессированы.

Но точную цифру жертв советской власти установить не удалось.

Село в годы Великой Отечественной войны

С самого начала войны труженики села столкнулись с величайшими трудностями. Материально-техническая база колхоза резко уменьшилась, так как вся техника была изъята для военных нужд. А главное не хватало людей, потому что вся наиболее трудоспособная часть колхозников была мобилизована в армию, поскольку на селе практически не существовало системы бронирования, как это было в промышленности и на транспорте.

Мужчин в сельском хозяйстве заменили женщины, старики и дети. От них требовалось полностью, без потерь, быстро убрать урожай. Продовольствие нужно было армии и стране так же, как танки, топливо, боеприпасы. Простые машины, конные жатки, сноповязалки, серпы, косы – всё было пущено в ход.

Основной тягловой силой стала лошадь. Использовались на вспашке и коровы, а когда истощенные животные не в силах были тащить плуг, то в него впрягались женщины и дети. Практически обработка почвы проходила вручную. Лопатой нужно было перекопать за один день три сотки. Дневная норма сжатой серпами ржи составляла 0,10 га. За перевыполнение нормы выдавали по 280 граммов зерна.

Было тяжело и во время уборки урожая, и во время подготовки к весеннему севу. На салазках в поле вывозили навоз, ремонтировали инвентарь, работали на ферме, очищали от снега железнодорожное полотно.

Плата за труд была чисто символической, и сами трудодни назывались «палочками», которые бригадиры проставляли в ведомостях. Но колхозники работали столько, сколько требовалось для выполнения всех сельскохозяйственных работ, для этого были введены обязательные сверхурочные работы, отменены отпуска.

На колхозных парниках выращивали томаты, огурцы, капусту. Число теплиц с каждым годом увеличивалось. Из газеты «Коллективист» известно, что весной 1943 года было заложено 60 рам парников и на 23 апреля высажена 21 рама томатов, 3 рамы огурцов и 15 рам капусты.

Повсюду не хватало рабочих рук, поэтому селяне работали на заводах города Мурома и гусевских торфопредприятиях.

Война явилась суровой проверкой жизнеспособности колхозников. Эта проверка была выдержана с честью. В 1943 году газета «Коллективист» сообщила, что колхозники нашего района продали государству сверх обязательных поставок 30300 пудов хлеба. Из них вывезли на государственные склады более 13000 пудов.

Впереди шел по вывозке хлеба Бутылицкий сельсовет, который продал 41 тонну и вывез их за три дня .

В условиях резкого сокращения объёма производства продовольствия была введена строжайшая карточная система. Продукты первой необходимости распределялись по карточкам. Дневная норма хлеба на детей была 200 г., тем, кто не работал 400 г., а тем, кто работал 600 г. Этот хлеб был сделан из кукурузы или отрубей, поэтому, когда его резали, он весь рассыпался. Мыло, муку и масло выдавали по норме на месяц.

Но этого было очень мало, поэтому колхозники многое выращивали на своем огороде. Тем, кто работал в колхозе, давали по 30 соток земли. На них сажали картошку, просо. У многих в хозяйстве были коровы и козы. Всех спасало молоко. Но содержать скот было очень трудно, травы косить на полях не давали, поэтому приходилось ее собирать на болоте после работы.

В то время было очень голодно. Люди ели лебеду, крапиву. Очистки от картошки не выбрасывали, их сушили, а потом в ступе пестом толкли и из полученной «муки» пекли хлеб. А еще картошку терли, промывали, отделяли крахмал и шквару, потом шквару клали под кирпич, все лишнее стекало, оставшееся запекали в печке и ели.

В магазинах райпотребсоюза получали за проданный государству хлеб соль, керосин, мыло, спички, чай, табак, хлопчатобумажные ткани и водку.

Семьям, оказавшимся в тяжелом положении, колхоз старался помочь, например одной семье, в которой было шесть маленьких детей, дали телку.

В 1942 году был открыт первый детский садик. Женщины, у которых в хозяйстве были корова или коза, носили в сад по пол-литра молока.

Через село часто проходили воинские части. Иногда солдаты останавливались и ночевали в избах колхозников. Люди гостеприимно их встречали, делились последним куском хлеба.

В Бутылицах, в здании полевой школы, был расположен военный госпиталь, в котором долечивались солдаты перед отправкой на фронт. В нем работала медсестра, которую звали Екатерина Жидоморова. Она одна справлялась с обязанностями, так как солдат было мало и у них были легкие ранения. Тяжело раненных солдат отправляли в Меленковский госпиталь.

За вторую половину 1941 года в восточные районы страны с запада было эвакуировано более 12 миллионов человек. Новая волна эвакуации пришлась на лето 1942 года, когда разгорелись ожесточенные бои на Волге и Северном Кавказе. Было много эвакуированных с Украины и Белоруссии и в Бутылицах. Их размещали в пустовавших домах и подселяли в семьи. Эвакуированные работали в колхозе.

В годы войны жители села, чем могли, помогали фронту. Колхозник Епишов Иван Алексеевич сдал 200 килограммов ржи, Яшков Фёдор Фёдорович – 100 килограммов ржи, а Куртыгин Яков Степанович внёс 25 тысяч рублей на строительство танка. В 1941 году ему исполнилось 50 лет. На фронт его не взяли по возрасту. Но он, как и все жители нашего села, переживал, что немец войдет в Москву, поэтому, посоветовавшись с женой, он продал весь собранный со своей пасеки мед, а деньги отправил в Москву на покупку танка. А в апреле 1943 года из Москвы от Иосифа Виссарионовича Сталина пришла благодарственная телефонограмма.
Сталин.jpg

Бойцам отправляли посылки на фронт, в которых были тёплые вещи, вязаные носки, вышитые кисеты, письма.

Эхо войны докатывалось и до нашего села. В 1941 году, в результате сложившейся сложной обстановки под Москвой, готовясь к тому, что немцы смогут ее захватить и пойдут дальше, в Бутылицах по приказу, полученному сельсоветом, начали копать линии противотанковых рвов, в поле за селом, в стороне деревни Кошкино. Ширина этих рвов была два метра. Хорошо, что воспользоваться ими так и не пришлось.

В те годы применялись жесточайшие меры по борьбе с вражеской агентурой, диверсантами, дезертирами с фронта. В Бутылицах за время войны, по воспоминаниям односельчан, было задержано несколько человек по подозрению в передаче информации врагу. Одним из них был немец Гольдзман Роберт Германович, учитель немецкого языка в Бутылицкой школе. Он был симпатичный, очень опрятный, всегда в костюме. Хоть и была война с немцами, но к нему все равно относились хорошо, его уважали. Был он очень любопытный: куда бы ученики ни пошли, он всегда их сопровождал, ходил за всеми и всем интересовался, все выспрашивал, особенно, что касалось передвижений по железной дороге. Но никто не мог и предположить, что он вражеский агент. Подозрения в том, что в селе действует вражеский агент, появились после того, как однажды над селом всю ночь летали самолеты и долго кружили в небе, как будто что-то искали. А на станции в это время из-за перебоев на железной дороге находилось большое количество солдат и военной техники. У одного из командиров возникли подозрения, он сказал, что из села надо срочно уходить, здесь есть вражеский агент. Каким путем разоблачили Роберта Германовича, точно неизвестно, но известно, что пришло на почту письмо, где предписывалось его арестовать. При аресте в хлеву, где у него находилась скотина, была найдена рация.

Самолеты летали над Бутылицами почти каждую ночь. Говорили, что через нас они летели на Муром и Горький. Поэтому в селе была маскировка, окна домов и административных зданий были заколочены рубероидом. В вечернее время в домах не зажигали свет.

В сентябре 1942 года немцы бомбили село, но по счастливой случайности никто не пострадал.

Рядом с селом, в поле, по дороге на Кузьмино находилась землянка, своего рода военный пост, на котором несли постоянное боевое дежурство пять девушек – солдаток, в их задачу входило обнаружение самолетов противника и передача сведений о направлении их полета. С этой же целью жители села несли дежурство на церковной колокольне. Сведения о приближении вражеских самолетов передавались с почты в город Муром.

Из-за постоянных налетов немецких самолетов считали, что в селе еще были вражеские агенты. Подозрения пали на Клодт Любовь Александровну. Она из династии Клодта Петра Карловича, русского скульптора. Родилась Любовь Александровна и росла в Ленинграде, но после того, как ее муж признался, что участвовал в убийстве члена Политбюро ЦК Кирова Сергея Мироновича в 1934 году, она и вся ее семья были репрессированы. Она была выслана в село Бутылицы, где долгое время работала учителем немецкого языка. В памяти людей она осталась доброй, эрудированной, интеллигентной женщиной. Ее уважали и ценили на работе, она часто выступала с лекциями на областных и районных семинарах. Дети любили ее уроки, хорошо знали немецкий язык, с удовольствием посещали кружок, на котором они ставили различные спектакли на немецком языке. Несмотря на это, в годы войны ее несколько раз арестовывали по подозрению в шпионаже, но эти подозрения не подтвердились. В пятидесятые годы, когда снова начались гонения на репрессированных, ее отправили в Вятскую область, дальнейшая ее судьба неизвестна.

Несмотря на тяжелое время, колхозники по вечерам собирались в сельском клубе, где Николай Иванович, учитель военного дела, проводил политинформации, рассказывал о событиях, происходящих на фронте и жизни страны, о которых он узнавал из газет и радио – громкоговорителя, которое находилось напротив почты. На одной из политинформаций Николай Иванович зачитал письмо начальника политотдела Н-ского соединения подполковника Гуцало, направленное председателю Меленковского райсовета депутатов трудящихся: «Спешим поделиться с Вами радостной вестью. Ваш земляк, житель села Бутылицы, Спартак Михайлович Лобанов за отвагу и геройство при форсировании Днепра, получил военную награду – звание Герой Советского Союза.

Спартак Михайлович Лобанов оправдал надежды перед людьми вашего района и своим героическим поступком прославил Ваш район» .

Судьба Спартака похожа на судьбы многих парней военного времени. В 1942 году, когда Лобанов закончил Бутылицкую среднюю школу, затем его направили в Рязанское пехотное училище. После ускоренной учебы новоиспеченный лейтенант попадает на фронт. Первое боевое крещение командир пулемётного взвода получил при взятии высоты в районе города Лебедин в августе 1943 года, а осенью этого же года участвовал в форсировании Днепра.

На одном из участков фронта его бойцы вошли в состав стрелковой роты, которая должна была с ходу форсировать реку. «29 сентября рано утром началась переправа через Днепр на подручных средствах. Сначала всё проходило тихо, но к моменту высадки советских войск на противоположный берег реки фашисты открыли по плотам ружейно-пулемётный и миномётный огонь. Но берег был уже близок. Закрепившись на нём, бойцы стрелковой роты окопались и начали отбивать контратаки противника. Завязались жестокие бои. При поддержке пулемётного взвода Лобанова С. М. стрелковая рота рванула вперёд, в глубь обороны противника. Это наступление развивалось успешно, немцы были выбиты из ближайшего хутора. Но они решили вернуть утраченные позиции и ночью выбросили в расположение роты воздушный десант. Разгорелся жестокий бой, но для немцев он успеха не имел. Плацдарм на правом берегу Днепра советские воины надёжно удерживали вплоть до переправы через реку основных сил дивизии». Во время этих боёв пулемётный взвод лейтенанта Лобанова сумел уничтожить несколько огневых точек и автомашин противника, а также немало людской силы, сыграв огромную роль в успешном форсировании Днепра и захвате плацдарма бойцами стрелковой роты. За этот подвиг лейтенант Спартак Михайлович Лобанов в 19 лет был удостоен звания Героя Советского Союза.
Лобанов Спартак Михайлович - Герой Советского Союза

Образование совхоза "Бутылицы"

Послевоенные годы в истории села непосредственно связаны с становлением и развитием совхоза «Бутылицы».

В апреле 1958 года село Бутылицы стало центральной усадьбой совхоза, который был организован при объединении мелких колхозов: «Объединённый труд» (с.Бутылицы), «Слава Труду» (д.Вичкино), «Имени Мичурина» (д.Кузьмино), «Имени Чапаева» (д.Скрипино, д.Митино, д.Горохово), «Имени Жданова» (д.Зимницы, д. Кошкино, д.Бабухово), «Победа» (п.Ново- Николаевское).

На территории совхоза тогда было семнадцать населённых пунктов, из которых пять были признаны перспективными, как центры отделений совхоза. Во всех населённых пунктах совхоза проживало 2956 человек. «Общая площадь землепользования на год землеустройства совхоза составляло 15168 га, из которых 9862 га составляли сельскохозяйственные угодья, то есть пашня 7791 га, сенокосы 766 га и 1305 га пастбища» .

Первым директором совхоза «Бутылицы» был Муравьёв Александр Иванович. Хозяйство имело молочно-мясное направление, а также дополнительные товарные отрасли: производство картофеля, зерна. Но до 1965 года совхоз «Бутылицы» был убыточным хозяйством. Из года в год не выполнялись планы по производству сельскохозяйственной продукции, совхоз нёс убытки почти во всех отраслях. В целом они доходили до 600 тысяч рублей в год.
Кудряшов Е.С.

Период с 65 по 80 годы считался самым процветающим в жизни совхоза. В это время директором был назначен Кудряшов Евгений Самойлович. Совхоз в эти годы являлся лидером в Меленковском районе по производству различной сельскохозяйственной продукции.

Уже в 1967 году совхоз продал государству зерна в десять раз больше запланированного. На 550 тонн больше плана было продано картофеля, на 331 тонн – молока и почти в два раза был перевыполнен план-заказ на поставку государству мяса.

Основным стимулом такого быстрого роста стал внутрихозяйственный расчёт. Откормочные фермы были переведены на новую технологию откорма крупного рогатого скота. И уже при подведении итогов в конце 1966 года оказалось, что убытки от производства мяса снизились на половину. А уже в 1967 году была достигнута рентабельность в этой отрасли.

Значительные изменения произошли и в полеводстве. В совхозе были созданы девять механизированных звеньев по выращиванию картофеля, за которыми сразу же закрепили участки земли, технику и другие средства производства. И здесь был достигнут успех. На второй год после организации звеньев урожайность картофеля в целом по совхозу увеличилась в два раза.

С введением внутрихозяйственного расчёта каждое хозрасчётное подразделение стало получать индивидуальные задания по производству продукции. Для бригад и звеньев были установлены лимиты затрат на горюче-смазочные материалы, запчасти, семена и т.д. Введение форм отчётности позволило регулярно анализировать экономическую и производственную стороны деятельности хозрасчётных подразделений, оперативно осуществлять контроль за ведением работ, выпуском продукции, затратами, вскрывать неиспользованные резервы.
Заседание правления совхоза "Бутылицы"

Введение внутрихозяйственных расчётов, заставило тружеников совхоза проявлять больше инициативы, научило считать, расчётливо вести хозяйство. Да иначе и нельзя было. Даст звено или бригада сверхплановую продукцию, снизит её себестоимость, повысит качество – получит в конце года дополнительную оплату. Не справились с заданием, не уложились в лимит затрат – премии не жди.

Благодаря внутрихозяйственному расчёту стала эффективнее использоваться земля, увеличилось производство сельскохозяйственных продуктов, их качество, снизилась себестоимость, повысилась производительность труда. Это подтверждают следующие данные: «совхоз «Бутылицы» до 1964 года не получал урожая картофеля выше среднерайонного. Теперь он преодолел этот барьер. Если в среднем по Меленковскому району собрано по 84,2 центнера клубней с гектара, то в совхозе – 87 центнеров. На государственные заготовительные пункты хозяйство отправило 2100 тонн клубней вместо двух тысяч по плану. Совхоз полностью засыпал семена и около 2 тысяч тонн картофеля заложил на фуражные цели» , «В 1966 году совхоз продал государству 110 тонн зерна, 1500 тонн картофеля, 1594 тонны молока, а в 1970 году на приёмные пункты было отправлено 240 тонн зерна, 2410 тонн картофеля. На триста тонн больше было продано молока.

При этом в 1970 году была снижена себестоимость одного центнера мяса на семь рублей против плановой. Затраты труда сократились на 1,7 человеко-дня. Почти на два рубля снизилась против плановой себестоимость центнера зерна. Сократились затраты на производство молока. Совхоз довёл сдачу государству молодняка крупного рогатого скота высшей упитанности до 95 процентов» .
Хлебоприёмный пункт на территории совхоза

В 1970 году совхоз от производства и продажи государству сельскохозяйственной продукции получил 302 тысячи рублей чистой прибыли, труженики совхоза получили премии на общую сумму 36 тысяч рублей.

Совхоз неоднократно за свои достижения награждался, например, по итогам социалистического соревнования за 1975 год совхоз занял первое место по Меленковскому району, и был «награждён Почётной грамотой райкома КПСС» .

Все эти достижения принадлежали простым труженикам. Наша Родина высоко оценила их заслуги, наградив 125 моих односельчан медалями и орденами за доблестный труд, многие получили удостоверения «Ударник коммунистического труда».
Коллектив животноводов совхоза "Бутылицы" (1969г)
Работники совхоза свои победы и достижения связывают с Кудряшовым Евгением Самойловичем, который с 1963 года по 1979 год был директором совхоза. На этом посту он зарекомендовал себя грамотным специалистом, знающим своё дело. Директор каждый день бывал на всех отделениях, это очень дисциплинировало людей.
Директор Кудряшов Е.С.объезжает отделения совхоза
При нём совхоз потихоньку пошёл в гору, стал приносить прибыль. Главная заслуга Кудряшова Е.С. заключается в том, что он обеспечил людей работой. Летом работы в селе хоть отбавляй, а вот зимой… Решил он эту проблему. В совхозе был карьер, но до 1963 года он влачил, можно сказать, жалкое существование. Работало в карьере всего несколько человек. Самое большое, что давало предприятие, – это 2-3 тысячи тонн камня в год. Евгений Самойлович с коллективом решил «оживить» карьер, сделать его рентабельным. Для этого приобрели много техники: дробильно-сортировочный комплекс, мощные трактора с бульдозерными навесками и многое. Стали вырабатывать не только бутовый камень, но и щебёнку для покрытия дорог. В среднем ежегодно из карьера вывозилось 50 тысяч кубометров камня и 10 тысяч кубометров щебня. Ежемесячная заработная плата рабочих составляла 130-140 рублей в месяц. Люди стали оставаться в совхозе.
Погрузка щебёнки с эстакады в вагоны

В конце шестидесятых годов директор провёл мелиорацию земель с целью улучшения плодородия почв, что позволило поднять урожайность.

Думал Евгений Самойлович и о повышении уровня квалификации тружеников совхоза. Для этого организовал совместно с ПТУ курсы трактористов и шоферов, люди получали профессию без отрыва от производства.

Многие ребята учились и получали необходимые для совхоза специальности в техникумах, училищах, высших учебных заведения, например, таких как Ветеринарная и Тимирязевская академии. Были и совхозные стипендиаты, то есть совхоз оплачивал учёбу будущих молодых специалистов: инженеров, ветеринаров, экономистов, агрономов, ведь их на тот момент так не хватало. Молодёжь, приходившая в хозяйство после окончания учёбы, не оставалась без внимания. Над молодыми людьми брали шефство опытные наставники.

Кроме того, под руководством Кудряшова Е.С. были механизированы фермы, чтобы привлечь туда рабочих. В 70-е годы были установлены механические доильные установки во всех отделениях совхоза.

Были в совхозе и свои традиции. Ежегодно отмечали Праздник первой борозды, День Урожая, посвящение молодых трактористов в хлеборобы и др.

Евгений Самойлович пытался наладить быт и культуру на селе, которыми так соблазнял город. На территории совхоза начинается строительство столовых, детского комбината, яслей, клубов, бань. Заботился директор и о состоянии дорог, благодаря ему было открыто автобусное движение до районного центра.

К домам подвели воду, газ, ежегодно сдавалось новое жильё для тружеников совхоза.

В итоге к началу 70-х годов более 50% работников совхоза были в возрасте от 20 до 30 лет, а ведь в начале 60-х в хозяйстве преобладали люди старше 50 лет. Молодёжь стала оставаться на селе.

Действительно, жизнь на селе, как считают многие мои односельчане, в 60 – 80 годы начала налаживаться, государство выделяло огромные средства на развитие сельского хозяйства.

В совхозе «Бутылицы» был свой машинный парк, который в 1966 году имел «81 трактор, 16 зерноуборочных комбайнов и много других прицепных и навесных сельскохозяйственных машин и орудий» . Парк постоянно пополнялся вплоть до середины 80-х годов, об этом свидетельствуют следующие цифры в 1971 году «в совхоз пришли два новых трактора Т – 74. Кроме того, 20 тракторных тележек, машины и погрузочно-разгрузочный кран» , а в 1978 году «хлеборобы получили подборщик-укладчик прессованных сенных тюков марки ГУД – 2,5, транспортировщик штабелей тюков марки ТШН – 2,5, приспособление для загрузки минеральными удобрениями самолётов, работающих на подкормке сельскохозяйственных культур и много другой техники» . К середине 80-х годов парк насчитывал более 300 единиц различной техники: трактора марок МТЗ, ЮМЗ, ДТ – 75, Т – 74, Т – 16, Т – 25, К – 700, бульдозеры, экскаваторы, комбайны, сенокосилки, автомашины марок Газ, ЗИЛ, Маз, КамАЗ, КрАЗ.

На территории совхоза постоянно шло строительство. Об этом говорят следующие факты: уже «в 1962 году на территории села Бутылицы введены в действие баня, столовая, общежитие для животноводов, комбинат бытового обслуживания, где разместилась швейная и сапожная мастерские, фотография, парикмахерская» . В этом же году закончили отделку 8-квартирного дома для рабочих совхоза и аптеки.

В скрипинском отделении совхоза заложили баню, детясли, столовую. В Ново-Николаевске приступить к расширению детяслей. А в 1971 году «в Ново-Николаевском отделении началось строительство нового механизированного коровника на 100 голов. Бригада совхозных строителей приступила к закладке картофелехранилища на 350 тонн в зимницкой бригаде. Кроме того, выложено в коровниках совхоза 700 кирпичных кормушек».

Продолжает строиться новое жильё. В стадии завершения отделочные работы в 16-квартирном доме. Заканчивается кладка стен ещё одного такого дома» .
Совхозное строительство

В 1969 – 70 годах на окраине села построили электроподстанцию, которая обеспечивала в необходимом количестве электроэнергией Меленковский район. В это же время строится взлетно-посадочная полоса (аэродром) для сельскохозяйственной авиации.

На центральной усадьбе были построены: новое двухэтажное здание больницы (1964 г.) на 30 коек терапевтического отделения и 8 коек родильного отделения; детский сад (1971 г.), который работал круглосуточно; совхозная контора (1972 г.); школа (1978 г.). Открылась новая аптека по улице Садовая.

В 70-е – 85-е годы развернулось большое строительство жилья для рабочих совхоза, в результате появились новые улицы: Финская, Полевая и Олимпийская.
Строительство Финской улицы

Народ по достоинству оценил добросовестный труд Кудряшова Е.С. До сих пор люди старшего поколения с благодарностью вспоминают самого яркого руководителя совхоза.

В 1979 году Евгений Самойлович ушёл на пенсию по состоянию здоровья. Директорам назначили Новосёлова Николая Павловича, а в 1983 году Горелова Бориса Викторовича. Ни тот ни другой не смогли достойно продолжить дело Кудряшова. Совхоз начал терять свои позиции, снова становится убыточным, так как объём производства продукции хозяйства начал снижаться. Способствовала этому и политика государства.

Огромные средства, направлявшиеся на развитие сельского хозяйства, использовались крайне неэффективно.

Введение стабильных денежных окладов в совхозах обернулось ростом иждивенческих настроений.

По мере свертывания линии на развитие заинтересованности в результатах труда к началу 80-х гг. колхозы и совхозы в целом по стране оказались убыточными.

Становилось все более очевидным, что для решения продовольственной проблемы необходимы реформы.

В это тяжёлое время новым директором совхоза «Бутылицы» в 1986 году выбирают Зайлер Виктор Германович, ученика Кудряшова Е.С.

Зайлер пытался поднять совхоз. Он построил асфальтный завод, открыл кооперативный двор на ферме, где население содержало своих коров, поочерёдно за ними ухаживая. Это позволило увеличить сдачу государству молока. Виктор Германович открыл совхозный магазин, в котором продавалась продукция, полученная в результате бартера. С деньгами в стране было трудно, вот и приходилось обменивать щебёнку, асфальт и другую продукцию на промышленные товары, которые реализовывались через магазин.

Пытался он наладить культуру и быт. К домам была подведена горячая вода, в каждом отделении открылись сауны, началось строительство кафе. Заботился Виктор Германович о чистоте улиц, заасфальтировал дороги на территории совхоза, вдоль которых посадил яблони.

Но в 1993 году он уезжает в Германию. И после отъезда Зайлера В.Г. совхоз стал разваливаться на глазах.

В результате реформ в 1993 году совхоз «Бутылицы» реорганизован в ТОО «Надежда», а в 1994 году от него отделилось ООО «Рассвет» - деревня Ново-Николаевское.

В 1999 году ТОО «Надежда» преобразовано в СПК «Бутылицы».

После перестройки нашего общества, когда сельское хозяйство перестало получать помощь от государства, всё имущество совхоза пошло на продажу, чтобы выплатить долги по заработной плате. Началась массовая «текучесть» кадров. Сократились посевные площади и поголовье скота, один за другим стали закрываться отделения совхоза.

В настоящее время в СПК «Бутылицы» осталось только одно отделение. Вместе со штатом «управленцев» в нём работают всего 27 человек.

Село сегодня

В 2009 году в Бутылицах было зарегистрировано 564 двора с населением 1369 человек. Жизнью села руководит администрация МО Бутылицкое сельское поселение, 5 лет главой администрации работает Карташов Виктор Александрович.

В настоящее время в Бутылицах имеется сельская библиотека, которой в 2008 году исполнилось 110 лет. В ней имеется 12480 книг для взрослых и 2977 книг для детей. Кроме книг есть и периодическая печать: газеты и журналы. Читателей в библиотеке насчитывается 900 человек.

В Бутылицах работает дошкольное детское учреждение ясли - сад, которое посещает 60 детей.

Имеется амбулатория, в которой работает стоматологический кабинет, лаборатория, кабинеты: физиотерапии, акушерский, процедурный, детский, кабинет врача терапевта. Более 30 лет руководит участковой больницей Бялковский Виталий Евгеньевич.

Здание Бутылицкой средней школы
В селе действует сельское потребительское общество, в ведении которого находится 8 магазинов и кафе.

На окраине села продолжает свою работу электроподстанция.

С начала 90-х годов действует Свято-Никольский храм, но до сих пор он размещается в здании церковно-приходской школы, а в самом храме ведутся реставрационные работы.

Бутылицы остаются крупной железнодорожной станцией. На станции кроме двух главных путей есть четыре приёма-отправочных. На станцию поступают грузы для предприятий города Меленки и воинской части Злобино. Станцию обслуживают около 40 человек жителей села Бутылицы.

В селе имеется 4 водонапорные башни и большая часть жителей села пользуется водопроводом.

В 2009 году началась газификация села, на данный момент 460 домов подключены к газу.

Также на территории села находятся лесничество, отделение связи -почта , дом культуры, и частные предприятия: две пилорамы, автозаправочная станция, два магазина.

В центре села расположено самое большое и красивое трёхэтажное здание – средняя школа. В настоящее время в ней обучается 156 учащихся в 12 классах-комплектах из 6 населённых пунктов. В школе преподают 25 педагогов.

Литература

1. Гадалов В., Сидоров Н. «Страницы столетней истории». Ярославль, Верхнее-Волжское издательство, 1965г
2. Газета «Коллективист»: № 34 от 18.04.1943 г.; № 38 от 23.04.1943 г.

№ 74 от 9.12.1943 г.; № 75 от 16.12.1943 г.

3. Газета «Коммунар», за 1960-2008 года.
4. Журнала очередного Меленковского уездного земского собрания 1913 года.
5. «История Владимирского края», составитель Г.П. Аннин, Верхнее- Волжское издательство Ярославль, 1973 г.
6. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Выпуск IV. Владимир, 1897 г.
7. Книга Выпуск четвертый Меленковский, Муромский, Судогодский, Покровский уезды. Составитель: преподаватель Владимирской семинарии В. Добронравов, Москва 1897 г.
8. Крушение «Чёрного барона». Сборник очерков и рассказов о деятельности владимирских чекистов. Ярославль, Верхнее-Волжское издательство, 1987 г.
9. Мамаев С.А. Меленковский край. Очерки истории. Екатеринбург РИВЕРА», 2004.
10. Морозов Ю.И. «Золотые звезды бессмертия», издательство «Муром 2005»
11. Моя малая родина Меленковский район. Под ред. Ф. Марусланова, А. Митрофанова, М. Метлова, А. Лагунова, А. Губонова. Ооо «ВладимирПолиграф», 2005.
12. Ковнир В.Н. История экономики России. Учебное пособие. Москва «Логос», 2005.
13. Отчёт членов Меленковского училищного совета от уездного земства 1880 г
14. «Партийные архивы Ивановского и Владимирского обкомов КПСС трудящихся Ивановской и Владимирской области в годы ВОВ (1941-1945гг.)», Ивановское книжное издательство, 1959 г
15. Список селений, входящих в состав школьных районов. Сети по Меленковскому уезду Владимирской губернии, г. Владимир 1902 г., с. 10.